Александру Введенскому

aleksandr_vvedenskij сегодня исполнилось бы 109 лет. Русский поэт, один из основателей ОБЭРИУ. Родился в Санкт-Петербурге, стихи начал писать в гимназии. Друг Даниила Хармса. В том числе, печатался в детских журналах «Ёж» и «Чиж». 27 сентября 1941 г. арестован по обвинению в контрреволюционной агитации, умер 19 декабря этого же года, при этапировании в Казань. Точное место захоронения неизвестно.



* * *
Мне жалко что я не зверь,
бегающий по синей дорожке,
говорящий себе поверь,
а другому себе подожди немножко,
мы выйдем с собой погулять в лес
для рассмотрения ничтожных листьев.
Мне жалко что я не звезда,
бегающая по небосводу,
в поисках точного гнезда
она находит себя и пустую земную воду,
никто не слыхал чтобы звезда издавала скрип,
её назначение ободрять собственным молчанием рыб.
Ещё есть у меня претензия,
что я не ковёр, не гортензия.
Мне жалко что я не крыша,
распадающаяся постепенно,
которую дождь размачивает,
у которой смерть не мгновенна.
Мне не нравится что я смертен,
мне жалко что я неточен.
Многим многим лучше, поверьте,
частица дня единица ночи.
Мне жалко что я не орёл,
перелетающий вершины и вершины,
которому на ум взбрёл
человек, наблюдающий аршины.
Мы сядем с тобою ветер
на этот камушек смерти.
Мне жалко что я не чаша,
мне не нравится что я не жалость.
Мне жалко что я не роща,
которая листьями вооружалась.
Мне трудно что я с минутами,
меня они страшно запутали.
Мне невероятно обидно
что меня по-настоящему видно.
Ещё есть у меня претензия,
что я не ковёр, не гортензия.
Мне страшно что я двигаюсь
не так как жуки жуки,
как бабочки и коляски
и как жуки пауки.
Мне страшно что я двигаюсь
непохоже на червяка,
червяк прорывает в земле норы,
заводя с землёй разговоры.
Земля где твои дела,
говорит ей холодный червяк,
а земля распоряжаясь покойниками,
может быть в ответ молчит,
она знает что всё не так
Мне трудно что я с минутами,
они меня страшно запутали.
Мне страшно что я не трава трава,
мне страшно что я не свеча.
Мне страшно что я не свеча трава,
на это я отвечал,
и мигом качаются дерева.
Мне страшно что я при взгляде
на две одинаковые вещи
не замечаю что они различны,
что каждая живёт однажды.
Мне страшно что я при взгляде
на две одинаковые вещи
не вижу что они усердно
стараются быть похожими.
Я вижу искажённый мир,
я слышу шёпот заглушенных лир,
и тут за кончик буквы взяв,
я поднимаю слово шкаф,
теперь я ставлю шкаф на место,
он вещества крутое тесто
Мне не нравится что я смертен,
мне жалко что я не точен,
многим многим лучше, поверьте,
частица дня единица ночи
Ещё есть у меня претензия,
что я не ковёр, не гортензия.
Мы выйдем с собой погулять в лес
для рассмотрения ничтожных листьев,
мне жалко что на этих листьях
я не увижу незаметных слов,
называющихся случай, называющихся
бессмертие, называющихся вид основ
Мне жалко что я не орёл,
перелетающий вершины и вершины,
которому на ум взбрёл
человек, наблюдающий аршины.
Мне страшно что всё приходит в ветхость,
и я по сравнению с этим не редкость.
Мы сядем с тобою ветер
на этот камушек смерти.
Кругом как свеча возрастает трава,
и мигом качаются дерева.
Мне жалко что я семя,
мне страшно что я не тучность.
Червяк ползёт за всеми,
он несёт однозвучность.
Мне страшно что я неизвестность,
мне жалко что я не огонь.

1934

Об авторе itsme

Жизнь – это одинокое странствие под палящим солнцем.
Запись опубликована в рубрике Календарь, Литература с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Александру Введенскому

  1. AG говорит:

    Введенский, Хармс, Бабель, Клюев, Мандельштам, Пильняк, ну как бы самые узнаваемые имена, которые первые приходят на ум. На самом деле их было куда больше, конечно. Кто помнит того же Бухова, Ивана Катаева или Бруно Ясенского?
    Их убивали не потому, что они чего то умышляли против советской власти и товарища сталина. Просто они думали немного не так, как это было принято.

    • itsme говорит:

      Да. Вот благодаря Кашину (ну и Прилепину) я ещё знаю и Павла Васильева, например.

      • AG говорит:

        Да, и Васильев. Сама идея, что человека можно убить, если он думает по другому, только думает, но ничего, притесняющее права других людей не делает, уже достойна ВМГС всем ее сторонникам. Нельзя убивать людей, которые думают иначе. Но нужно убивать людей, которые знают, как надо думать.

        • itsme говорит:

          Но нужно убивать людей, которые знают, как надо думать.
          ох…

          • AG говорит:

            Согласен, переборщил. Скажем так — тех, кто считает, что знает, как оно правильно, надо, по возможности, изолировать от общества. А если они не могут себя сдержать и пытаются навязать свои фантазии обществу, тогда дешевле их усыплять..

Добавить комментарий

Войти с помощью: