Лео Сцилард «Фонд Марка Гейбла»

— Я думаю, наука и так зашла уже слишком далеко. — Вполне разделяю вашу точку зрения,- сказал я одобрительно.- Так, может быть, вы захотите сделать что-нибудь для ее регресса? — Вот это с удовольствием,- сказал Гейбл.- Но как это осуществить? — Что же,- ответил я,- думаю, это будет нетрудно. Я даже думаю, что сделать это будет совсем легко. Учредите фонд с ежегодным взносом пожертвований в тридцать миллионов долларов. Предложите субсидии ученым, занимающимся научными исследованиями и испытывающим недостаток в средствах,- пусть они только представят убедительные доказательства ценности своих работ. Организуйте десять комитетов и в каждый включите двенадцать ученых для рассмотрения этих заявок. Вытащите из лабораторий самых способных ученых и сделайте их членами комитетов. А лучших из лучших в своих отраслях поставьте председателями комитетов с ежегодным окладом в пятьдесят тысяч долларов. Учредите также «Десять премий размером в сто тысяч долларов за лучший научный труд года. Вот и все. — Но как такой фонд сможет послужить регрессу науки? — Ну, это просто. Прежде всего лучшие ученые покинут свои лаборатории и отдадут все свое время комитетам по рассмотрению заявок на субсидии. Во-вторых, научные работники, нуждающиеся в средствах, сконцентрируют все свое внимание на вопросах, по которым можно добиться видимого успеха. Первые несколько лет можно будет ожидать роста научной продукции, но затем в погоне за быстрым успехом и самоочевидными фактами наука быстро зачахнет. Она превратится в подобие салонной игры. Возникнут моды. Те ученые, которые будут следовать моде, получат субсидии. Остальные их не получат. Вскоре и они научатся следовать моде.

Лео  Сцилард (правильней фамилия пишется как Силард, но в русскоязычной литературе утвердилось такое написание) — американский физик, один из создателей атомной бомбы. Написал этот небольшой рассказик по свежим впечатлениям от общения с американскими бюрократами, пытаясь убедить их в необходимости исследований ядерных проблем в 1939 году. Предсказано на удивление много из характерного для современной науки — истерия вокруг грантов, «модные» темы исследований и т.п. Малоутешающий вывод — результатом подмены свободы научного поиска разными внешними регуляторами будет неизбежный регресс.

Об авторе AG

никто/нигде
Запись опубликована в рубрике Наука с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

12 комментариев: Лео Сцилард «Фонд Марка Гейбла»

  1. DK говорит:

    Странно конечно — вроде грант какой-нибудь, это же деньги на науку, на исследования всякие, лабораторию, вроде бы — хорошо. А в результате — регресс. Как всё сложно.

  2. AG говорит:

    Диалектика, что поделаешь. Вообще, наука в последнее время переживает в известном смысле кризис целей. И система грантов это только одно из проявлений этого кризиса. Проблема, кмк, в том, что суть (и цель) научной деятельности — удовлетворение познавательных потребностей разума. А вовсе не удовлетворение потребностей человечества, это уже побочный продукт. Нам же упорно говорят, что наука нужна именно для удовлетворения потребностей, для того, чтобы придумывать всякие новые сноповязалки и мобильные телефоны с пятью экранами.

  3. DK говорит:

    научной деятельности – удовлетворение познавательных потребностей разума.

    я думал, что именно из такой «чистой науки» и выкристаллизовываются, потом, «сноповязалки и мобильные телефоны», а не наоборот

  4. AG говорит:

    Да, разумеется, фундаментальная наука задает основу для прикладной. Но беда в том, что неизвестно какие практические приложения будут иметь те ли иные фундаментальные изыскания, через какое время и будут ли они вообще. Поэтому, если мы хотим на науке зарабатывать, то вполне логично финансировать прикладные исследования. Кроме того, даже в системе грантов, прикладные исследования дают более значимые в общественном сознании достижения, их можно пощупать и показать широкой публике. Но глупо пытаться задавать ориентиры для фундаментальных исследований, исходя из практической значимости. А оно к тому идет последнее время.

  5. DK говорит:

    Но глубоко пытаться задавать ориентиры для фундаментальных исследований, исходя из практической значимости.

    глубоко? в смысле — глупо?

    А вообще, конечно, я не очень понимаю, как могут быть какие-то прикладные исследования без фундаментальных. Всё равно их (фундамент) придётся финансировать.

  6. AG говорит:

    Да, опечатался, конечно, глупо.
    Ясно, что придется. Но как? Вот и рассказывают всякий бред про самоокупаемость науки и т.п. Проблема еще и в постоянном удоражании исследований. Вильсон сам себе камеру спаял, ЕМНИП, а БАК уже стоит 6 млрд.долларов. Понятно, что начинаются разговоры про «бесполезную науку».

  7. DK говорит:

    Ну в общем да. Но есть же, всё-таки, здравомыслящие люди, принимающие такие решения. Я надеюсь :-).

  8. AG говорит:

    Есть. Но, похоже, не у нас :-).

  9. AG говорит:

    Да, мне нравится такой пример скорости внедрения достижений науки — простые числа знали еще математики Древней Греции, а одно из практических применений свойств этих чисел, шифросистемы с открытым ключом, появились в 70-х годах прошлого века. И как можно финансировать исследования, коммерческий эффект от которых ожидается через 2,5 тысячи лет?:-)

  10. DK говорит:

    Есть. Но, похоже, не у нас

    то что они есть хоть где-то — хорошо, а то что не у нас — плохо 🙂

    И как можно финансировать исследования, коммерческий эффект от которых ожидается через 2,5 тысячи лет?:-)

    действительно, лучше ещё одну яхту купить 🙂

  11. AG говорит:

    Поэтому вся надежда на государство. А на него надеяться, занятие, мягко говоря, неоднозначное 🙂

Добавить комментарий

Войти с помощью: