Михаил Елизаров. Pasternak

* * *
Льнов взял дедушку за руку, прижался к ней щекой. Так он просидел до вечера. Солнце уже опустилось за Устень, а Льнов в ласковой полудреме все слушал воздушные речи — то слова, то просто нежные гласные звуки.
Неслышно сменился ветер.
«И… и… и…» — стал неожиданно заикаться дедушка. Потом отчетливо сказал: «Падаль!»
Льнов вздрогнул и проснулся. Слово не было райским.
«И… и… и падаль!» — повторил мучительно дедушка. «И падаль! И.. и… и падали! И… падали… два башмачка! Падали два башмачка!» — закричал мертвец.
Льнов, не понимая, что происходит, вскочил, хватая обрез.
«Пастор!» — завывал во рту дедушки странный ветер. «Пастор Нак!»
Вихрь снаружи подул какой-то немыслимой свастикой, захлопывая все четыре двери одновременно.
Сквозняк оборвался. Дед Мокар замолк.
На глазах Льнова родные дедушкины черты исказились, стремительно высыхая. Через мгновение показался безликий, обтянутый желтой кожей череп.
Сухие кости ног переломились, и кирзовые сапоги грохнули подошвами об пол.

Об авторе itsme

Жизнь – это одинокое странствие под палящим солнцем.
Запись опубликована в рубрике Литература с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Михаил Елизаров. Pasternak

  1. EBu говорит:

    Всех вылечат 🙂 И Елизарова вылечат.

  2. itsme говорит:

    Доктор Живаго вылечит.

Добавить комментарий

Войти с помощью: