Петр Титов — кораблестроитель-самоучка

Был в отечественной истории период, обычно именуемый «борьбой с космополитизмом», когда старательно отыскивались отечественные корни у всех значимых достижений мировой науки и техники.В этом, конечно, было и немало полезного, поскольку вспомнили многих действительно выдающихся соотечественников и приложили усилия к восстановлению их приоритета хотя бы в границах отечества. Именно такие цели имел в виду Петр Капица, который своим обращением к Сталину, вероятно, натолкнул последнего на идею такой кампании.

Но, как неизбежно происходит в любой кампании, исполнители быстро теряют края и начинают выдавать откровенные мифы и выдумки за истину. Приоритет первооткрывателя электрической дуги Василия Петрова, изобретателя радио Александра Попова и создателя электросварки Николая Бенардоса действительно нуждался в защите. Но кроме них, на свет божий были вытащены совсем уж мифические фигуры, вроде изобретателя велосипеда Артамонова или подьячего Крякутного, якобы изготовившего тепловой воздушный шар за полвека до братьев Монгольфье. Все это в конечном итоге, только подорвало доверие и к вполне правдивым фактам, установленным в ходе этой кампании.

Но странно, что некоторые вполне реальные российские таланты не попали в поле зрения журналистов и писателей того времени. Возможно, все дело в том, что их судьба противоречила идеологическим штампам, в соответствие с которым, талантливый одиночка должен неизменно встретить противодействие косного царского правительства, долгие годы безуспешно бороться за практическую реализацию своих идей и умереть в нищете/тюремном заключении/приюте для душевнобольных.

Человек, про которого я хочу рассказать, принадлежал к классическому типу русских самородков. Он не получил никакого формального образования и у него не было даже диплома сельской школы. Но, судьба его сложилась, против обыкновения, удачно, он достиг положения, славы и состояния. Возможно, в этом причина того, что он был прочно забыт и едва ли не единственные сведения о нем мы узнаем из мемуаров академика-кораблестроителя Алексея Крылова.

Петр Акиндинович Титов родился в 1843 году, в семье рязанского крестьянина, который к тому времени овладел новой для России профессией – сперва кочегара, а потом машиниста, и служил на пароходах, ходивших по Неве и Ладоге между Санкт-Петербургом и Петрозаводском.

С 12 лет Петя каждое лето работал подручным на пароходах отца, а зимой работал на Кронштадском пароходном заводе.

Когда юноше исполнилось 16, он поступил рабочим на Невский завод. Он последовательно освоил несколько кораблестроительных специальностей, поработав в заводской чертежной, научившись читать и выполнять чертежи. Ему не было и тридцати, когда он стал помощником корабельного мастера – главного ответственного за строительство корабля. Его начальником был высокообразованный инженер-англичанин Бейн. В 1871 Невский завод приступил к строительству первого русского броненосного крейсера «Генерал-адмирал». В самый разгар работ Бейн умер и мастером стал Петр Титов.

02003001

«Генерал-адмирал»

Сразу после «Генерал-адмирала», Титов руководил строительством паровых клиперов «Разбойник» и «Вестник».

02053003

«Разбойник»

В 1882 году было образовано общество Франко-русских заводов, которому было заказано строительство двух крейсеров для русского флота. В поисках главного инженера общество обратилось к Титову, и он согласился принять это предложение. Работа осложнялась тем, что корабли впервые в России строились не из железа, а из стали. Надо было не только решать массу конструкторских задач, но и, по сути, создавать совершенно новую технологию, на ходу отыскивая приемы обработки стальных деталей.

Затем Франко-русский завод получил заказ на постройку броненосца «Император Николай I» – наиболее современного боевого корабля России.

impni105

«Император Николай I»

Во время его строительства будущий академик, а тогда молодой мичман Алексей Крылов и познакомился с Титовым, который произвел на него огромное впечатление врожденным инженерным талантом, умением находить нестандартные решения и своеобразными личными манерами. Не владея никакими методиками расчетов, он удивлял Крылова всегда точными инженерными решениями, которые требовали немалых познаний в материаловедении и сопромате.

Несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте они сдружились и тесно общались до самой смерти Титова.

Крылов вспоминает, что в 1890 году, когда он уже был преподавателем математики в Морской академии, Титов обратился к нему с необычной просьбой:

– Ты мичман, я вижу, по цифирному делу мастак. Обучи ты меня этой цифири, сколь ее для моего дела нужно, да только никому не говори – засмеют.

Опасения Петра Акиндиновича были небезосновательны, в Морском министерства и судостроительных кругах, многие «высокоученые» инженеры отзывались о самоучке с явным пренебрежением, говоря: «Да он слово инженер для большей вразумительности с двумя ятями пишет!»

Конечно, Крылов согласился и с этого времени два дня в неделю он вечерами занимается с Титовым математикой, причем начать пришлось с азов алгебры. Ученик Крылова попался необыкновенно способный, за два года они прошли  элементарную алгебру, тригонометрию, начала аналитической геометрии, начала дифференциального и интегрального исчисления, основания статики, основания учения о сопротивлении материалов и начала теории корабля.

О потрясающем инженерном чутье Титова говорит следующий пример – Крылов вспоминает, что его «ученик» не раз предлагал ему рассчитать какой-либо элемент конструкции строившегося тогда под его руководством броненосца «Наварин». После расчетов он доставал из ящика стола карандашный набросок и с деланным удивлением говорил:

– А ведь верные твои формулы, мичман! Я вот тут на глазок набросал – все сходится!

01012001

«Наварин»

Момент наивысшего триумфа Петра Титов наступил в 1893 г., когда Морское министерство устроило конкурс на проект броненосца. За первые два места назначались крупные денежные премии, и на конкурс поступила масса проектов от российских и иностранных инженеров. Разумеется, все проекты рассматривались анонимно. По итогам рассмотрения, было объявлено, что первое место занял проект «Непобедимый», а второе – проект «Кремль».

После вскрытия конвертов, в которых хранились имена авторов проекта, комиссия пришла в замешательство – автором, как первого, так и второго проекта был Петр Титов! Так были посрамлены критики инженера-самородка, ведь многие из членов комиссии любили рассказывать про «инженера с двумя ять».

Петр Акиндинович отказался от премии и передал их в пользу Морского инженерного училища.

Однако это был последний триумф Титова, ему не суждено было построить ни этих, ни других кораблей. В ночь с 15 на 16 августа 1894 года он скоропостижно скончался. Было ему 51 год.

Корабли, построенные Титовым, через десять лет после его смерти, попали на настоящую войну. Судьба, их, впрочем, сложилась по-разному. Броненосец «Император Николай I», флагманский корабль Третьей Тихоокеанской эскадры, после Цусимского сражения сдался японцам. Служил в японском флоте и был затоплен как корабль-мишень в 1915 году. Броненосец «Наварин» затонул ночью 15 мая, отбивая атаки превосходящих сил японцев. Из всей команды в 686 человек спаслось только трое матросов.

Мне не удалось отыскать изображения Петра Титова, поэтому иллюстрациями к этой заметке будут фотографии его творений – кораблей русского флота.

Об авторе AG

никто/нигде
Запись опубликована в рубрике История, Наука, Техника с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Петр Титов — кораблестроитель-самоучка

  1. itsme говорит:

    Да, спасибо, интересно, познавательно, я не знал. И про

    подьячего Крякутного

    тоже 🙂

    • AG говорит:

      Я про Крякутного в детстве читал как про вполне себе исторический факт. Впрочем, может книга была старая, времен «культаличности» 🙂

Добавить комментарий

Войти с помощью: