Трагедия русского патриота

Заметки писателя и переводчика Вадима Смоленского о жизни в Японии. Описывается случай, произошедший с его знакомым, также проживающим в Японии русским. Патриотом, как вы уже поняли 🙂

На плите булькала кастрюля с пельменями. Татьяна смешивала йогурт со сливками — получаемый эрзац служил у нас сметаной. Федька достал из холодильника бутылку «Столичной» и наполнил рюмки.

— К зубам прилипает, — сказала Татьяна, проглотив рисовую тянучку. — А так ничего, съедобно.

— Только мы его ничем не отдарили, — сказал я. — Это неправильно.

— А чем я его отдарю? — возразил Федька. — Виртуальной плазмой? Ему-то хорошо — он что продает, то всем и дарит.

— Он пирожки хотел попробовать. Напекли бы ему пирожков — глядишь, смягчил бы позицию.

— Так у него позиция и без пирожков мягкая, куда еще смягчать. Я ведь не зря говорю: они народ очень безобидный, и когда-нибудь их это погубит. Но нашему брату оно только на пользу. Выпьем же за японскую безобидность!

— Ваня, иди ужинать! — позвала Татьяна и принялась вылавливать пельмени шумовкой. Когда Ваня вышел к столу, я закусывал огурцом.

— Привет, каратист!

— Здрасте.

— Как в школе дела?

— Ой, Вадичек, пока не забыла! — Татьяна поставила передо мной тарелку пельменей, достала со шкафа какой-то бумажный лист и положила рядом. — Вот, принес и не может объяснить. А нам интересно, что это такое красивое дали.

— Грамотей! — сказал я. — Читать до сих пор не научился?

— Да я могу… — засмущался Ваня. — Тут просто эти сложные, как их…

— Они не сложные, они просто очень рукописные. Я тоже неважно такие разбираю. Хотя основное уже ясно — это почетная грамота.

— Я так сразу и подумал! — обрадовался Федька и сунул мне в руку вторую рюмку. — За наши победы!

Закусив пельменем, я потащил мизинец вниз по прихотливым закорючкам, каллиграфически выведенным черной тушью.

— Ну вот: «Иван Репейников». Фамилию-то разобрал?

— Разобрал. А дальше не могу.

— «…награждается за второе место на турнире…»

— Это каратэ! — сообразил Федька. — Тогда еще лучше. Сейчас отдельно выпьем за боевые победы.

— «…посвященном славной годовщине…»

— Подставляй рюмку.

— «…взятия Порт-Артура».

Бутылочное горлышко подпрыгнуло, стукнуло по рюмке и опрокинуло всю водку мне в пельмени. Следом из стеклянного сосуда вылетело еще полста нечаянных грамм, распределясь по всему столу и частично по документу.

— ГДЕ?!?! — Федька вскочил, схватил грамоту, стряхнул с нее алкоголь. — Где это написано?

— Да вот. «Рёдзюн». По-китайски «Люйшунь». По-русски «Порт-Артур»…

Федька обвел нас непонимающим взглядом.

— Это они что, серьезно?

— Ну, а чего такого? Годовщина славная, разве нет?

Он перевел взгляд на сына.

— И ты там занял второе место?

— Да… — пролепетал Ваня. Он весь съёжился и, казалось, готов был сейчас же бежать исправлять роковую оплошность — только еще не понял, какое место от него требовалось взамен: первое или последнее.

Вадим Смоленский — Записки гайдзина

В порядке реабилитации за Цусиму, так сказать 🙂

Об авторе AG

никто/нигде
Запись опубликована в рубрике География, Юмор с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

7 комментариев: Трагедия русского патриота

  1. itsme говорит:

    Хм… какая тут трагедия, чья… непонятно :-).

Добавить комментарий

Войти с помощью: